Аутстаффинг: налоговая оптимизация или «схема»?

Аренда персонала у сторонней организации позволяет значительно сократить издержки фирмы, в том числе и за счет экономии на «зарплатных» налогах. Поэтому совсем неудивительно, что проверяющие с большим подозрением относятся к подобным сделкам. В каких же случаях заключение договора аутстаффинга безопасно для компании, а когда это приведет лишь к налоговой ответственности?

Как известно, объект обложения единым социальным налогом — это выплаты и иные вознаграждения в пользу физлиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ и оказание услуг (п. 1 ст. 236 НК).

Вполне логично, что аренда работников у сторонней компании автоматически избавляет налогоплательщика от обязанности уплачивать ЕСН. Кроме того, это весьма эффективный механизм сокращения издержек и обеспечения бесперебойности производственного процесса. Ведь подбор и обучение персонала становятся обязанностью арендодателя. К сожалению, налоговики склонны видеть схему оптимизации даже при отсутствии каких-либо оснований.

Четкое обоснование

Поводом для разбирательства, рассмотренного судьями ФАС Поволжского округа (постановление от 1 августа 2008 г. по делу № А72-8549/07), стало заключение налогоплательщиком договоров аренды персонала с несколькими (14 штук) фирмами-«упрощенцами». При этом у заказчика и у всех исполнителей был один и тот же юридический адрес. Иной деятельности, кроме предоставления персонала одному юрлицу, «спецрежимники» не осуществляли.

По мнению ИФНС, выплаты в рамках договоров аутсорсинга — это не что иное, как оплата труда работников фирмы, которые являлись физическими лицами. Имелись признаки необоснованного получения налоговой выгоды. Несказанно удивившись такому подходу, организация решила попытать счастья в суде.

Для начала арбитры отметили, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Стороны могут оформить как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами контракт (ст. 421 ГК).

Суд пришел к выводу, что спорные договоры содержат все существенные условия: предмет договора; стоимость услуг; порядок оплаты; права и обязанности сторон; условия предоставления персонала; срок действия. Кроме того, необходимость аутсорсинга была обусловлена убыточностью деятельности юрлица. За счет оптимизации управления фирма вышла из кризиса и получила чистую прибыль в размере около 10,5 миллиона рублей.

По контрактам передавались фактически все функции по организации торгового процесса и обслуживанию населения. Третьи лица самостоятельно нанимали работников, заключали трудовые договоры и занимались обеспечением трудового процесса. Заключение указанных договоров позволило снизить управленческие расходы компании. В частности, сокращение затрат было достигнуто за счет уменьшения численности подразделений, занимающихся кадрами, учетом труда, начислением заработной платы.

Признать договор о предоставлении персонала ничтожным в силу несоответствия закону нельзя. Также его нельзя считать ничтожным по причине мнимости или притворности, так как между организациями реально имелись определенные взаимоотношения, производились расчеты. Таким образом, суд счел претензии налоговиков необоснованными.

Оптимизация и ее последствия

Интересная ситуация описана в постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 14 августа 2008 года по делу № А11-9996/2007-К2-27/213. На сей раз фирма (по мнению налоговиков) создала схему уклонения от уплаты ЕСН.

«Хитрый план» заключался в создании фирм, применяющих УСН, и оформлении с ними договоров, стоимость услуг по которым фактически являлась оплатой труда за работы, относившиеся к производственной деятельности компании. Данный вывод был взят контролерами не с потолка. Он подкреплялся следующим: контрагенты организации созданы физическими лицами, являющимися ее учредителями; «упрощенцы» были зарегистрированы по юридическому адресу налогоплательщика и не имели на балансе имущества; рабочие места их сотрудников находились на проверенном налоговиками предприятии. На свою беду «уклонист» решил подать жалобу в суд.

В ходе разбирательства было установлено, что заказчик заключил договоры возмездного оказания услуг с тремя исполнителями. Все работы осуществлялись и услуги оказывались из материалов и на оборудовании заказчика. Работники контрагентов обеспечивали производственный процесс и иную деятельность налогоплательщика, подчинялись его трудовому распорядку. При этом предприятие полностью организовывало и контролировало их труд. Предоставленные юрлицу работники ранее являлись его сотрудниками по основному месту работы или по совместительству.

Участники спорных отношений располагались по одному адресу и взаимодействовали исключительно друг с другом. На балансе организаций-«спецрежимников» в течение всего периода деятельности не имелось никаких активов, необходимых для осуществления производственного процесса по предусмотренным видам деятельности. Доход, получаемый исполнителями от фирмы, незначительно превышал сумму затрат по заработной плате, страховым взносам на обязательное пенсионное страхование. Таким образом, фактически все работники осуществляли свою трудовую деятельность в одной и той же компании.

Распределение численности работников между взаимозависимыми лицами позволило созданным организациям применять УСН. Следовательно, а посему действия юрлица и его контрагентов были направлены на уклонение от уплаты единого соцналога путем занижения налоговой базы по этому налогу на сумму выплаченной физическим лицам заработной платы. Доначисление ЕСН, соответствующих пеней и штрафа было произведено правомерно.

Какие ваши доказательства?

Напоследок рассмотрим еще один любопытный случай. Организация была создана как юридическое лицо 16 марта 2005 года. На тот момент она не имела в своем штате работников, необходимых для обеспечения производственных процессов и обладающих соответствующими профессиональными навыками. В результате был заключен договор предоставления персонала со сторонней фирмой.

«В лучших традициях жанра» ИФНС заострила свое внимание на данном контракте и сочла его мнимой сделкой, заключенной исключительно в целях получения необоснованной налоговой выгоды. Тут же последовал «взмах шашкой»: налогоплательщику выписали штраф, доначислили ЕСН и соответствующие суммы пеней.

Впрочем, судьи не поддержали боевой настрой налоговиков. Служители Фемиды отметили, что инспекция не произвела сравнительные расчеты о затратах заявителя в случае заключения договоров с работниками напрямую и при привлечении работников со стороны. А посему доводы налоговиков о наличии между юрлицом и предоставленными по договору работниками устойчивых, длящихся, требующих трудовой дисциплины отношений являются несостоятельными.

Через полгода с момента заключения договора контрагент фирмы утратил право на «упрощенку» в силу закона (превышение предельного уровня выручки). Однако взаимоотношения между хозяйствующими субъектами продолжались вплоть до июля 2006 года. Выплата заработной платы организацией «внешним» работникам не производилась. Таким образом, действия юрлица были направлены на минимизацию налогов, а полученная им налоговая выгода является обоснованной (постановление ФАС Уральского округа от 5 августа 2008 г. № Ф09-5497/08-С2 по делу № А60-29795/07).

В. Мясницкий. эксперт «Федерального агентства финансовой информации»

Так же может быть интересным: