Транзитные цены для «Газпрома»: важно, кто и как считает

Транзитные цены для «Газпрома»: важно, кто и как считает

Читайте также:

Первый текст Михаила Корчемкина:
Законы ЕС мешают «Газпрому» сократить прибыль

Ответ Алексея Гривача: Что выгоднее «Газпрому»: «Северный поток» vs. Украина

Ответ Михаила Корчемкина:
Дорогой наш «Северный поток»

Ответ на публикацию «Дорогой наш „Северный поток“» Михаила Корчемкина о том, насколько эффективно «Газпром» транспортирует газ в Европу.

Приятно, что удалось развернуть нашу дискуссию на Slon с директором East European Gas Analysis Михаилом Корчемкиным о стоимости транспортировки газа в Европу через «Северный поток» и Украину в сторону аргументированных тезисов. Уважаемый коллега, видимо, признал, что сравнение цены транзита от границы России до пункта сдачи газа на границе с Германией в Вайдхаусе явно не пользу украинского маршрута при нормальных условиях хозяйствования. А именно – при использовании 100% мощностей газопровода OPAL, который является естественным продолжением «Северного потока», но сейчас вынужденно простаивает из-за ограничений, наложенных Еврокомиссией. Поэтому в своей публикации он предлагает «разоблачить» (хотя на следующее утро якобы «червонцы» из варьете превратились в этикетки от нарзанной воды и прочие фантики, а гражданки, участвовавшие в сеансе магии, бегали по городу в совершенном неглиже) затраты на доставку российского газа в Вайдхаус, учитывая стоимость транспортировки на территории России.

Этот подход имеет право на жизнь, если им пользоваться корректно. Но, к сожалению, таблица, которую привел Михаил в подтверждение тезиса о дороговизне транзита через «Северный поток», не выдерживает критики.

По его версии, затраты на транзит российского газа от Ухты до Вайдхауса через балтийский маршрут в 2020 году составят 2,2 млрд евро на 27,5 млрд кубометров. Из этой суммы 700 млн евро – амортизационные затраты на строительство газопроводов Ухта – Грязовец и Грязовец – Выборг, еще 78 млн евро – топливный газ для компрессорной станции «Портовая» на берегу Балтийского моря. Стоимость транзита по «Северному потоку», OPAL и Gazelle Михаил Корчемкин оценивает в 1 млрд евро, и еще 360 млн евро – штрафы за неиспользование забронированных мощностей в Словакии и Чехии.

Начнем с конца. Штрафа в Чехии не будет вовсе, так как «Газпром» использует чешскую систему для транзита газа до Вайдхауса в любом случае. Тариф на транспортировку через Gazelle такой же, как при поставке по старому маршруту – по газопроводу «Братство».

Теперь Словакия. «В ноябре 2008 года с компаниями „Словацкая газовая промышленность“ (СПП) и „Еврострим“ (Словакия) были подписаны базовые соглашения, которые предусматривают поставку и транспортировку природного газа в Словацкую Республику до 2028 года включительно. Максимальный объем транзита в направлении Баумгартен составляет 51,7 млрд кубометров в год, а в направлении Ланжгот в Чехии (предположительно, до 2011–2013 годов, в зависимости от ввода в эксплуатацию газопровода „Северный Поток“) – 17,7 млрд кубометров в год», – говорится в отчете «Газпрома» за IV квартал 2008 года. То есть штрафа за отсутствие транзита до Ланжгота либо не будет вовсе, либо он будет минимальным, но никак не 315 млн евро.

Теперь газопровод OPAL. Тариф 2,2 евро за транспортировку 1 тысячи кубометров – официальные данные оператора транспортной системы. Раз Михаил с некими анонимными немецкими коллегами ставит их под сомнение, то ему следует обратиться в компетентные органы Германии, а не в произвольной форме умножать его на четыре. Я еще раз напоминаю, что OPAL построен на деньги «Газпрома» и его немецких партнеров. Тариф 2 евро при минимальных операционных затратах способен окупить инвестиции в строительство трубы за 14–15 лет. Они вполне могли договориться работать на таких условиях, учитывая долгосрочный характер сотрудничества. Транзитный тариф на белорусском участке газопровода Ямал – Европа, который строил «Газпром» до приобретения «Белтрансгаза», тоже составлял около 40 центов за 100 км.

Итого получаем стоимость доставки от границы России до Вайдхайуса в размере 870 млн евро, как я уже писал в предыдущем материале в рамках нашей полемики. Даже с небольшими штрафами в Словакии за отказ от использования мощностей – сумма составит не более 1–1,1 млрд евро.

Эта сумма меньше стоимости транспортировки 27,5 млрд кубометров от границы России до Вайдхауса через Украину, которая и, по расчетам Михаила, составит в 2020 году 1,3 млрд евро. Но почему-то из этой суммы он вычитает стоимость топливного газа, необходимого для транспортировки через Украину (300 млн евро), хотя эти затраты сидят в тарифе на транзит. И – «эйн, цвей, дрей», как говорил Фагот, – получает нужный результат: «стоимость транспортировки» 1 млрд евро. Но на поверку это не что иное, как подтасовка фактов.

На этом можно было бы закончить с разоблачениями «разоблачений», но не стану уклоняться от комментария по затратам на российской территории, которые Михаил Корчемкин оценил в 775 млн евро на 27,5 млрд кубометров в 2020 году, или 28 евро на тысячу кубометров. Напомню, что за пределами России североевропейский маршрут дешевле украинского на 15 евро с тысячи кубометров. И это без учета того, что бенефициаром большей части прибыли от транзита через «Северный поток» и OPAL выступает сам «Газпром». И дополнительная плата 13 евро за тысячу кубометров за удовольствие не зависеть в транзите своего газа от непредсказуемого соседа не выглядит чрезмерно обременительной.

К тому же Михаил Корчемкин полагает, что доставка газа до границы Украины вообще не требует никаких дополнительных затрат. Но это не так. Например, для поставок через украинский коридор газа с полуострова Ямал, который к 2020 году будет занимать уже существенную долю (20–25%) в добыче «Газпрома», понадобился бы и газопровод Ухта – Грязовец – Торжок, и расширение других коридоров. Кроме того, трубам и компрессорным станциям на старом украинском маршруте нужна реконструкция. Многие из них были построены 30 и более лет назад. Это тоже дополнительные затраты. Их сложно вычленить из общей инвестиционной программы «Газпрома», но они оказывают косвенное влияние на экономику транспортировки. Не говоря уже о том, что строительство газопровода до Выборга существенно повышает качество газоснабжения российских потребителей газа на северо-западе страны, где в периоды пикового спроса наблюдался существенный дефицит мощностей по поставке газа населению, теплоэлектростанциям и муниципальным котельным.

«Сеанс окончен! Маэстро! Урежьте марш!»